Марфа уходит в лес

Лидия Шишкина. По обе стороны старого зеркала. гл. 25.

Лето заканчивалось. Марфа собрала мед из ульев. Заклятье ведьмака надежно защищало пасеку с избушкой. Ни один зверь не смог причинить вред хозяйству Марфы.

«Ведьмак собирался вернуться сюда. Надо отблагодарить его. Пойду в деревню и продам мед, потом закажу у кузнеца нож для ведьмака. Подарок будет ему», – подумала Марфа.

Она собрала горшочки меда в заплечный мешок и отправилась в деревню. Записку оставила ведьмаку на случай его прихода.

На рынке Марфа нашла покупателей меда. Там же она узнала о кузнеце Тимофее, который делал отличные охотничьи ножи. Жил он на окраине деревни.

–Мужу подарок решила сделать? – спросил Тимофей и улыбнулся белозубой улыбкой.

–Нет мужа у меня. Подарок хорошему другу.

–Охотник, наверное, друг твой? – спросил опять Тимофей.

–Нет, ведьмак он, – ответила Марфа.

–Ну дела! А я-то думал, что перевелись уже ведьмаки. Тогда я ему другой нож сделаю, лучше охотничьего будет, – пообещал Тимофей.

Марфа отдала ему задаток за работу, за ножом надо было прийти через неделю.

Отправилась Марфа обратно домой. Решила срезать путь, чтобы быстрее добраться до избушки, надеялась Кузьму повидать. Сначала лес был ей знаком, она все шла и шла, пока ей путь не преградило болото, усыпанное морошкой. «Не должно быть здесь никакого болота, надо бы его обойти», – подумала Марфа и пошла в обход. А болото все не кончалось. Откуда-то взялся сырой туман, он низко стелился по земле. Скоро совсем ничего не стало видно. Стемнело. «Надо заночевать где-нибудь на сухом месте», – решила Марфа. Леса она не боялась, много раз ночевала в нем.

Вдруг она увидела слабый свет на болоте. По нему шла еле заметная тропинка, вдоль которой росли грибы. Они мерцали голубоватым светом и пахли плесенью.

«Вот здесь я перейду топкое болото», – обрадовалась Марфа и пошла по тропинке. Идти было легко, под ногами твердая почва. Впереди начинался еловый лес. Вот тропинка закончилась, и Марфа подошла к низкому домику, как будто вросшему в землю. Крыша покрыта соломой и мхом. Дверь скрипнула, и на пороге появилась хозяйка. Она была немолода, но еще и не старуха. Коса из седых волос заплетена и уложена на голове. Глаза глядели зорко и пристально.

–Доброй ночи, хозяюшка! – приветствовала ее Марфа. – Можно ли у вас переночевать? Заблудилась я. Мне бы немного отдохнуть, а завтра утром пойду дальше.

Хозяйка приветливо отозвалась:

–Иди в дом. Не оставлять же тебя на болоте. Пелагеей меня зовут. Как твое имя?

–Я Марфа. А вы здесь одна живете? – спросила Марфа и, наклонив голову, чтобы не задеть низкий дверной проем, вошла в дом.

–Одна. Была у меня дочь, выросла и ушла из дома. Не захотела жить здесь, на краю болота в сыром лесу. Давно ушла, наверное, уже не вернется.

–Я тоже одна живу, нет у меня никого, – ответила Марфа.

–Ты на дочь мою очень похожа и одного возраста с ней. Оставайся со мной, – вдруг предложила хозяйка. – Одной жить очень грустно. Иногда такая тоска нападает, не знаю, что с ней делать. Ты ведь тоже одна. Куда тебе торопиться? Живи здесь. Будем вместе хозяйство вести. Грибы, ягоды собирать. Я травами исцеляю и зелье всякое варить умею, тебя научу.

–Нет, Пелагея. Не могу, гостя жду. Тороплюсь домой, – ответила ей Марфа.

–Жаль, очень жаль, – расстроилась хозяйка. В глазах ее что-то странное промелькнуло, как будто она внезапно какое-то решение приняла.

–Садись за стол, сейчас чай будем пить, – пригласила она Марфу.

Чай был пряно-пахучий, немного горьковатый на вкус. Пелагея выпила чай, и крепкий внезапный сон свалил ее.

Утром она проснулась и не вспомнит никак, почему она в этот дом пришла? Всю прошлую жизнь свою забыла.

–Доброе утро, Марфа! Пойдем сегодня за грибами? Ты ведь давно хотела грибов пособирать, – сказала Пелагея со странной улыбкой.

–Не помню, ничего не помню, но если хотела за грибами пойти, то пойдем, – согласилась Марфа.

Осталась Марфа у Пелагеи жить, ей казалось, что она всю жизнь здесь жила. Пелагея ее каждый вечер горьковатым чаем поила, чтобы Марфа ничего не вспомнила о своей прошлой жизни. Как только Марфа засыпала, Пелагея начинала прощения у нее просить: «Прости Марфа меня за обман. Не со зла я это сделала. Нет у меня другого выхода, не хочу я здесь одной жизнь доживать. Будешь мне дочерью, потом, в конце моей жизни, все узнаешь и вернешься туда, откуда пришла». Она знала, что не будет ей прощения.

 

Приобретайте книгу Лидии Шишкиной «По обе стороны старого зеркала».

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *