Пропажа дудочки

Лидия Шишкина. По обе стороны старого зеркала.

Жизнь ведьмака наладилась. Рыбная ловля его увлекла. Он сплел хорошую прочную рыболовную сеть. Рыбу он солил и вялил, делился уловом с Марусей и Агафьей. Дозору тоже доставалось рыбки поесть. Пес уважал  ведьмака, перестал на него рычать и даже сопровождал его на рыбалку. Дозор сидел на берегу речки и терпеливо дожидался возвращения ведьмака с уловом. Первая свежевыловленная рыбка доставалась Дозору, он это ценил и  благодарно лизнул ведьмака в руку.

Ведьмака перестали называть Чистильщиком. Имя ему дали — Кузьма, и ведьмак привык к своему новому имени.

Дудочка Кузьмы приносила большую пользу всем. Она издавала музыкальные звуки и приманивала пчел в Марусин сад. Зацветшие фруктовые деревья и ягодные кусты пчелы дружно опыляли. Урожай радовал хозяйку, она заготавливала плоды и ягоды впрок.

Кузьма завел у себя в хозяйстве пасеку, и собирал вкусный цветочный мед из ульев. Кузьма уже ничем не отличался от других жителей деревни, только его глаза по-прежнему светились в темноте, в ней он видел окружающий мир гораздо лучше, чем днем.

Утром Кузьма ставил сеть на речке, а вечером забирал улов, только в последнее время ему стало казаться, что рыбы поубавилось, и улов становился все меньше. Не только рыба, но и всякая живность в реке стала пропадать. Исчезли лягушки, раки, водомерки и даже пиявки. « Кто-то их ест. Нет, ерунда какая-то в голову лезет. Лето жаркое, вот и попряталась вся живность от летнего зноя, — подумал Кузьма.

Чутье ведьмака осталось у Кузьмы. Он иногда чувствовал на себе чей-то недобрый взгляд из глубины речки, но отмахивался от своих ощущений. Он покончил со своей прошлой жизнью и не хотел о ней вспоминать. Погода позволяла ему вялить рыбу, и он занялся этой работой. А в это время рогатая голова с двумя черными злобными глазами появилась над поверхностью воды и наблюдала за ведьмаком. Какое-то чудовище поселилось на дне речки, поедало рыбу и все живое в ней.

Однажды в полдень Кузьма решил проверить улов в поставленной сети и зашел в речку, вода едва покрыла его колени. Дозор сидел на берегу и ждал улов. Мощный всплеск рядом с ним заставил его схватить кнут, он всегда был у него за поясом. Перед ним из воды вылезло черное чудовище, похожее на огромного сома с рогами на голове. Оно прорычало: «Нашел я тебя, ведьмак! Конец тебе пришел!» Мощным рыбьим хвостом он подсек ведьмака, но перед падением в воду он успел размахнуться кнутом. Он обвил толстую шею чудовища и, обмотавшись вокруг нее, придушил его. Оба упали в воду одновременно, и чудище потащило ведьмака в глубину реки.

Ведьмак держал кнут в руке и затягивал шею чудовища. Схватка продолжалась под водой, она бурлила вокруг, разбрасывая водоросли во все стороны.

Недолгая борьба закончилась, и тело чудовища всплыло на поверхности, быстрая река понесла его вниз по течению. Ведьмака нигде не было видно. Дозор завыл, стал бегать по берегу и скулить. Ведьмак не появлялся. Пес стремглав бросился бежать в сторону Марусиной избушки. Прибежав к дому, он оглушительно залаял. Агафья выбежала из дома, она поняла, что с Кузьмой случилась беда. Агафья вместе с Марусей , долго ходили по берегу реки и звали ведьмака. Тишина была им в ответ. Вдруг Агафья вспомнила: «Дудочка! Она всегда была у него  в кармане, даже когда он ловил рыбу на реке. У Фимки есть перо Ворона. Надо просить у него помощи» — подумала она и позвала Фимку.

Когда Фимка обо всем узнал, Агафья ему сказала: «Кузьма мог спастись, его могло вынести течение реки на берег. Камышовая дудочка не утонет,   она легкая. Если она выпала из кармана, ее тоже могло унести течение. Надо просить Ворона, пусть он полетает над рекой и осмотрит берега. Внизу по течению реки есть бобровая плотина, о ней рассказывал Василий. Уплывшая дудочка может застрять у бобров. Надо отправить перо Ворону. Я пошлю к нему голубя».

Агафья громко стала ворковать по голубиному , на ее призыв прилетел лесной голубь. На голубином языке Агафья приказала ему отнести перо Ворону. Голубь взял в клюв перо, взлетел, захлопал крыльями и быстро полетел к лесу.

—  Это один день пути. Голуби ночью не летают. Долго, очень долго. Но у нас другого выхода нет, — тихо сказала  Агафья и вздохнула.

Голубь летел целый день без остановок и отдыха. Он сильно устал, но он помнил приказ Агафьи лететь изо всех сил. Вечерело, солнце опустилось к горизонту, тени от высоких деревьев легли на хижину Ворона. Он услышал шорох на крыше хижины и прислушался, было тихо. Тогда  Ворон решил выйти и осмотреть крышу, что же он увидел? На ней лежало тельце голубя. Он лежал без сил, но перо держал в клюве крепко. Взяв в руки голубя, Ворон подумал : «Бедняга, совсем измучился, долго летел. Но что же случилось? Надо лететь к Марусиной избушке, а там я что-нибудь узнаю. Главное, что кто-то попал в беду и ему нужна помощь.» Ворон бережно положил голубя на мягкую подстилку и дал ему воды.

Ночью Ворон из старика обернулся птицей, взмахнув черными крыльями, он взлетел над лесом и полетел на помощь.

Рассекая воздух, ворон мчался над лесной чащей. Вороны ,так же как голуби, не летают ночью, но этот был ворон-оборотень и жил ночной жизнью. Он торопился и очень хотел помочь, ведь он обещал домовому прилететь по его просьбе. Ворон не встретил на пути никаких препятствий, попутный ночной ветер помогал ему лететь быстрее.

Светало. На небе появилась алая полоска зари. Осталось лететь совсем немного. Вдали показалась деревня, и ворон увидел пасшихся на лугу Марусиных коз. Рядом на берегу стояла избушка. «Вот, наверное, это Марусина избушка, » — подумал Ворон и стал кружить над крышей дома, ожидая увидеть хозяйку, но ее не было. Он спустился на зеленый луг перед домом. Первые лучи солнца коснулись крыши избушки, Ворон оборотился стариком и постучал в дверь. Ее открыла Агафья. «Я Ворон, » — сказал ей старик. «Я знаю. Спасибо за то, что прилетел, » — ответила колдунья и провела Ворона в избу. Выпив колодезной воды из ведра, Ворон сел на деревянную лавку. Он слушал рассказ Агафьи , хмурился и  качал головой.

—  Найти маленькую дудочку будет сложно, скорее я увижу ведьмака. Может быть, его вынесет волной к берегу. Если не смогу найти, то не обижайся,» — сказал Ворон и собрался уходить.

—  Удачи тебе , Ворон,» — тихо произнесла Агафья.

Ворон улетел. Потянулось время ожиданья. Агафья ворожила у зеркала.

—  Не вижу Кузьмы. Ни жив, ни мертв. Не показывает зеркало, » — печально сказала Агафья Фимке.

—  Если не мертв, то есть надежда, что жив, — утешал ее Фимка.

Они ждали весь день и всю ночь, и вот к концу ночи дверь открылась, и вошел Ворон. Измотанный и обессиленный, он протянул дудочку Агафье и устало прохрипел: «Нет нигде ведьмака. Наверное, утонул. Я дудочку чудом нашел. Застряла она в бобровой плотине между березовыми стволами. Успел я вовремя. Ее нашел бобренок, начал с ней играть и захотел ее погрызть, но я выхватил ее из его лап. И вот она здесь у вас».

—  Послушай, Агафья, — вступил в разговор Фимка. Надо дудочку вернуть Василию. Ведь это он ее нашел и вернул ведьмаку. Дудочка слушалась Василия и помогала. Пусть ему послужит и дальше. Он предупреждал ведьмака об опасности и просил беречь дудочку, а он опять ее не сберег. Давай отдадим ее обратно? Как думаешь?

—   Правильно думаешь, — вздохнула Агафья.- Пусть так и будет.

Они увидели Ворона спящим на деревянной лавке. Агафья прикрыла его вязанным из козьей шерсти одеялом и задула свечи в избе.

Ворон проспал весь день. В избе было тихо, его никто не будил. К ночи он проснулся и, обернувшись птицей, улетел, а Фимка стал ждать полнолуние.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *